piter_mood: (Default)
 Как-то я обычно стараюсь "разводить" в своём сознании по разным уголкам свою биологическую специальность и аналитическую психологию, не задумываясь, например, о том, какой биологический носитель имеют под собой, в частности, архетипы. Но сегодня, читая "Юнг и постъюнгианцы" Самуэлса, нашла там цитату из другого автора, в которой сказано следующее:

"ни нервная, ни эндокринная система, видимо, не способна выполнить все эти функции. Это приводит к предположению о том, что биологический аналог самости окажется более широкой областью лимфоидных клеток основы и\или недифференцированными клетками  мезенхима ретикуло-эндотелиальных систем"

И эта цитата, как говорится, вынесла мне мозг на весь сегодняшний день (а я имела несчастье прочесть её ранним утром). И по итогам всех дневных размышлений, я поняла, что с научной точки зрения вопрос о биологическом носителе (например, в структурах мозга и\или генетических структурах) таких понятий как самость и архетип безумно интересен (я о нём задумывалась раньше, но как-то не акцентировала своё внимание), я, как минимум, поинтересуюсь, занимаются ли этим в мире и какая теория сейчас наиболее признана. Но с моей личной точки зрения я пока не готова рассматривать самость как группу лимфоидных клеток или группу лимфоидных клеток как самость (хотя аналогию я понимаю). Что, возможно, говорит о том, что я - плохой учёный. 
piter_mood: (Default)
 Как-то я обычно стараюсь "разводить" в своём сознании по разным уголкам свою биологическую специальность и аналитическую психологию, не задумываясь, например, о том, какой биологический носитель имеют под собой, в частности, архетипы. Но сегодня, читая "Юнг и постъюнгианцы" Самуэлса, нашла там цитату из другого автора, в которой сказано следующее:

"ни нервная, ни эндокринная система, видимо, не способна выполнить все эти функции. Это приводит к предположению о том, что биологический аналог самости окажется более широкой областью лимфоидных клеток основы и\или недифференцированными клетками  мезенхима ретикуло-эндотелиальных систем"

И эта цитата, как говорится, вынесла мне мозг на весь сегодняшний день (а я имела несчастье прочесть её ранним утром). И по итогам всех дневных размышлений, я поняла, что с научной точки зрения вопрос о биологическом носителе (например, в структурах мозга и\или генетических структурах) таких понятий как самость и архетип безумно интересен (я о нём задумывалась раньше, но как-то не акцентировала своё внимание), я, как минимум, поинтересуюсь, занимаются ли этим в мире и какая теория сейчас наиболее признана. Но с моей личной точки зрения я пока не готова рассматривать самость как группу лимфоидных клеток или группу лимфоидных клеток как самость (хотя аналогию я понимаю). Что, возможно, говорит о том, что я - плохой учёный. 
piter_mood: (Default)
Как-то совсем не находится времени писать о прочитанных книгах. То ли не цепляют они настолько, чтобы был стимул это время выделить, то ли вообще настроение сейчас такое. Но об одной книге всё-таки хочется написать пару строк, благо она небольшая по объёму, прочитала я её сегодня за пару часов, и ощущения ещё свежи (хотя перечитывать я её однозначно буду).

Мигель Серрано "Герметический круг". Сам г-н Серрано, несколько книг которого я уже читала, для меня достаточно загадочен и определиться со своим к нему отношением я не могу. Однако данное произведение однозначно повысило его в моём личном рейтинге на много пунктов. Возможно, вернувшись теперь к другим его произведениям, я пересмотрю свою точку зрения. Но в "Герметическом круге" автор присутствует лишь фоном. Как по мне, здесь он лишь мостик, перекинутый от читателя к двум Великим, о которых он пишет: Герман Гессе и Карл Густав Юнг. Сложно лично для меня найти двух таких далёких друг от друга и в то же время настолько близких людей, чем Гессе и Юнг. Будучи бесконечно отделены друг от друга в явном, в непроявленном они едины. Как написал о них Серрано: "Если бы мне пришлось искать в них различия, я бы сказал, что в Гессе было больше мира и безмятежности. Юнг до самого последнего момента всё ещё находился в поиске. Возможно, он шёл тропою Мага, который, в отличие от Святого, не жаждет слияния или спокойствия Бога, но предпочитает вечный путь со всеми его несчастьями. Но тут я не могу быть уверен."
Эти два разных пути - Святого и Мага - в книге показаны очень чётко, хотя, казалось бы, книга совсем не об этом и прямым текстом там об этом не написано. Но, при этом, написано очень наглядно и откровенно. Это те два пути, между которыми выбирает, сознательно или нет, каждый идущий человек. 

Сама же книга очень светлая, полная подтекстов и скрытых символов и идей. Её надо не читать так, как мы привыкли читать все информационные книги, а, скорее, медитировать над ней, в поисках приближения к истине. 

Для меня сейчас оказалась ближе часть, посвящённая Юнгу. Оттуда я хочу привести несколько цитат, созвучных сейчас моим мыслям.

Читать цитаты )
 
piter_mood: (Default)
Как-то совсем не находится времени писать о прочитанных книгах. То ли не цепляют они настолько, чтобы был стимул это время выделить, то ли вообще настроение сейчас такое. Но об одной книге всё-таки хочется написать пару строк, благо она небольшая по объёму, прочитала я её сегодня за пару часов, и ощущения ещё свежи (хотя перечитывать я её однозначно буду).

Мигель Серрано "Герметический круг". Сам г-н Серрано, несколько книг которого я уже читала, для меня достаточно загадочен и определиться со своим к нему отношением я не могу. Однако данное произведение однозначно повысило его в моём личном рейтинге на много пунктов. Возможно, вернувшись теперь к другим его произведениям, я пересмотрю свою точку зрения. Но в "Герметическом круге" автор присутствует лишь фоном. Как по мне, здесь он лишь мостик, перекинутый от читателя к двум Великим, о которых он пишет: Герман Гессе и Карл Густав Юнг. Сложно лично для меня найти двух таких далёких друг от друга и в то же время настолько близких людей, чем Гессе и Юнг. Будучи бесконечно отделены друг от друга в явном, в непроявленном они едины. Как написал о них Серрано: "Если бы мне пришлось искать в них различия, я бы сказал, что в Гессе было больше мира и безмятежности. Юнг до самого последнего момента всё ещё находился в поиске. Возможно, он шёл тропою Мага, который, в отличие от Святого, не жаждет слияния или спокойствия Бога, но предпочитает вечный путь со всеми его несчастьями. Но тут я не могу быть уверен."
Эти два разных пути - Святого и Мага - в книге показаны очень чётко, хотя, казалось бы, книга совсем не об этом и прямым текстом там об этом не написано. Но, при этом, написано очень наглядно и откровенно. Это те два пути, между которыми выбирает, сознательно или нет, каждый идущий человек. 

Сама же книга очень светлая, полная подтекстов и скрытых символов и идей. Её надо не читать так, как мы привыкли читать все информационные книги, а, скорее, медитировать над ней, в поисках приближения к истине. 

Для меня сейчас оказалась ближе часть, посвящённая Юнгу. Оттуда я хочу привести несколько цитат, созвучных сейчас моим мыслям.

Читать цитаты )
 
piter_mood: (Default)
"И все-таки я, рискуя прослыть
Шутом, дураком, паяцем,
И ночью, и днем твержу об одном -
Не надо, люди, бояться!
Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,
Не бойтесь мора и глада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Кто скажет: "Идите, люди, за мной,
Я вас научу, как надо!"

<...>

Земля - зола и вода - смола,
И некуда, вроде, податься,
Неисповедимы дороги зла,
Но не надо, люди, бояться!
Не бойтесь золы, не бойтесь хулы,
Не бойтесь пекла и ада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Кто скажет: "Всем, кто пойдет за мной,
Рай на земле - награда".

<...>

А я все твержу им, ну, как дурачок :
Не надо, братцы, бояться!
И это бред, что проезда нет,
И нельзя входить без доклада,
А бояться-то надо только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Гоните его! Не верьте ему!
Он врет! Он не знает - как надо!"                       (А.Галич)

Никто не знает, как надо.

Спасибо за этот урок (данный именно в такой форме и запавший в душу навсегда) одному хорошему человеку и учителю в моём прошлом. 
piter_mood: (Default)
"И все-таки я, рискуя прослыть
Шутом, дураком, паяцем,
И ночью, и днем твержу об одном -
Не надо, люди, бояться!
Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,
Не бойтесь мора и глада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Кто скажет: "Идите, люди, за мной,
Я вас научу, как надо!"

<...>

Земля - зола и вода - смола,
И некуда, вроде, податься,
Неисповедимы дороги зла,
Но не надо, люди, бояться!
Не бойтесь золы, не бойтесь хулы,
Не бойтесь пекла и ада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Кто скажет: "Всем, кто пойдет за мной,
Рай на земле - награда".

<...>

А я все твержу им, ну, как дурачок :
Не надо, братцы, бояться!
И это бред, что проезда нет,
И нельзя входить без доклада,
А бояться-то надо только того,
Кто скажет: "Я знаю, как надо!"
Гоните его! Не верьте ему!
Он врет! Он не знает - как надо!"                       (А.Галич)

Никто не знает, как надо.

Спасибо за этот урок (данный именно в такой форме и запавший в душу навсегда) одному хорошему человеку и учителю в моём прошлом. 
piter_mood: (Default)
 "Но скажут, быть может: боль ведь есть условие постижения истины. Истина есть истина лишь потому и постольку, поскольку ее распинают. Возможно, конечно. Но зачем тогда идеализм? Зачем засыпать благоуханными цветами земной поэзии прозу, грязь и кровь потусторонней правды? Пусть бы она предстала пред нами во всей своей ужасающей наготе! Или творчество в том именно и состоит - всякое творчество, и художественное, и философское, и религиозное, - чтоб вырастить на потусторонней безобразной истине прекрасные посюсторонние цветы? И, вопреки древним, задача человека не в том, чтоб вернуться к первоначальному "единому", а в том, чтоб уйти от него как можно дальше? Так что вырвавшееся из лона Единого индивидуальное в своем дерзновении - τόλμα - совершило не преступление, а подвиг - величайший подвиг! <...>

Начало сделано. Человек вырвался из лона единого. Теперь ему предстоит великая борьба. Еще цепи, которыми он был опутан, когда жил в "лоне", далеко не все порваны. Еще воспоминания о блаженстве прежнего, созерцательного, почти небытийного существования манят его к сладостному, ровному покою сверхиндивидуального бытия. Еще "разум" пугает его безграничностью возможностей и трудностей, предстоящих отдельному, самостоятельному существу в его новой жизни.

<...>

Но где же, на чьей стороне "истина"? В движении ли вперед от единого, из которого после столь неслыханного напряжения удалось вырваться, или в движении назад к единому, в сознании, что первое дерзновение было грехопадением? Конечно, если первое дерзновение было грехом, остается только смириться и, чтобы искупить грех, вновь раствориться в едином. Но если наоборот, если первое дерзновение было великим подвигом человека? Если оно было началом жизни? Если "единое" есть "ничто", смерть и вырваться из его власти значило не уйти от Бога, а идти к Богу? Все христианское средневековье терзалось загадкой: cur Deus homo? Разрешали ее различно. Правда, все в духе Плотина, ведь средневековье через бл. Августина и Дионисия Ареопагита подпало под влияние эллинизма. Но каковы бы ни были толкования, факт, тогда всеми признанный и признаваемый многими еще теперь, таков: был в истории момент, когда Бог принял образ человека и вместе с тем принял на себя все муки и трудности, какие выпадают в этой жизни на долю самого несчастного и жалкого человека. Зачем это? Cur Deus homo? Почему, зачем Бог стал человеком, подверг себя обидам, истязаниям и позорной, мучительной смерти на кресте? Не затем ли, чтоб своим примером показать людям, что на все можно пойти, все стоит вынести - только бы не оставаться в лоне единого? Что какие угодно муки живого существа лучше, чем "блаженство" насыщенного покоя "идеального" бытия. <...> Сверхъестественное вмешательство потребовалось только потому, что нужно было поддержать человека в его безумном стремлении, в его неслыханном, ни на чем не основанном дерзновении к самоутверждению. Бог стал человеком затем, чтоб человек, поколебавшийся в своем первоначальном решении (это выразилось в эллинской философии), вновь утвердился в нем. Но люди не захотели понять Бога. Средневековые философы и богословы истолковали "благую весть" в духе своего "philosophus'a" - Аристотеля. И наши современники продолжают так толковать ее, даже католические и протестантские богословы. Можно надеяться переубедить людей? Или нужно ждать второго пришествия?"

(Лев Шестов. На весах Иова)
piter_mood: (Default)
 "Но скажут, быть может: боль ведь есть условие постижения истины. Истина есть истина лишь потому и постольку, поскольку ее распинают. Возможно, конечно. Но зачем тогда идеализм? Зачем засыпать благоуханными цветами земной поэзии прозу, грязь и кровь потусторонней правды? Пусть бы она предстала пред нами во всей своей ужасающей наготе! Или творчество в том именно и состоит - всякое творчество, и художественное, и философское, и религиозное, - чтоб вырастить на потусторонней безобразной истине прекрасные посюсторонние цветы? И, вопреки древним, задача человека не в том, чтоб вернуться к первоначальному "единому", а в том, чтоб уйти от него как можно дальше? Так что вырвавшееся из лона Единого индивидуальное в своем дерзновении - τόλμα - совершило не преступление, а подвиг - величайший подвиг! <...>

Начало сделано. Человек вырвался из лона единого. Теперь ему предстоит великая борьба. Еще цепи, которыми он был опутан, когда жил в "лоне", далеко не все порваны. Еще воспоминания о блаженстве прежнего, созерцательного, почти небытийного существования манят его к сладостному, ровному покою сверхиндивидуального бытия. Еще "разум" пугает его безграничностью возможностей и трудностей, предстоящих отдельному, самостоятельному существу в его новой жизни.

<...>

Но где же, на чьей стороне "истина"? В движении ли вперед от единого, из которого после столь неслыханного напряжения удалось вырваться, или в движении назад к единому, в сознании, что первое дерзновение было грехопадением? Конечно, если первое дерзновение было грехом, остается только смириться и, чтобы искупить грех, вновь раствориться в едином. Но если наоборот, если первое дерзновение было великим подвигом человека? Если оно было началом жизни? Если "единое" есть "ничто", смерть и вырваться из его власти значило не уйти от Бога, а идти к Богу? Все христианское средневековье терзалось загадкой: cur Deus homo? Разрешали ее различно. Правда, все в духе Плотина, ведь средневековье через бл. Августина и Дионисия Ареопагита подпало под влияние эллинизма. Но каковы бы ни были толкования, факт, тогда всеми признанный и признаваемый многими еще теперь, таков: был в истории момент, когда Бог принял образ человека и вместе с тем принял на себя все муки и трудности, какие выпадают в этой жизни на долю самого несчастного и жалкого человека. Зачем это? Cur Deus homo? Почему, зачем Бог стал человеком, подверг себя обидам, истязаниям и позорной, мучительной смерти на кресте? Не затем ли, чтоб своим примером показать людям, что на все можно пойти, все стоит вынести - только бы не оставаться в лоне единого? Что какие угодно муки живого существа лучше, чем "блаженство" насыщенного покоя "идеального" бытия. <...> Сверхъестественное вмешательство потребовалось только потому, что нужно было поддержать человека в его безумном стремлении, в его неслыханном, ни на чем не основанном дерзновении к самоутверждению. Бог стал человеком затем, чтоб человек, поколебавшийся в своем первоначальном решении (это выразилось в эллинской философии), вновь утвердился в нем. Но люди не захотели понять Бога. Средневековые философы и богословы истолковали "благую весть" в духе своего "philosophus'a" - Аристотеля. И наши современники продолжают так толковать ее, даже католические и протестантские богословы. Можно надеяться переубедить людей? Или нужно ждать второго пришествия?"

(Лев Шестов. На весах Иова)
piter_mood: (Default)
 Обожаю эту фразу:

"Мы - работники КОМКОНа-2. Нам разрешается слыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одно не разрешается: недооценить опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился чёрт с рогами, и принять соответствующие меры вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах." (Стругацкие "Волны гасят ветер")
piter_mood: (Default)
 Обожаю эту фразу:

"Мы - работники КОМКОНа-2. Нам разрешается слыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одно не разрешается: недооценить опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился чёрт с рогами, и принять соответствующие меры вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах." (Стругацкие "Волны гасят ветер")
piter_mood: (Default)
 Писать отзыв на такую нашумевшую книгу, дело неблагодарное. Все, кому было надо, с ней уже ознакомились и составили своё мнение. Лично я уважаю Докинза и как учёного, и как "самого известного атеиста". По крайней мере, у него очень логичная, последовательная и взвешенная позиция, о которой он не стесняется говорить и писать открыто. И учёный во мне находит в его книгах что-то очень близкое и созвучное, пожалуй, я даже скажу, что настоящий учёный должен уметь абстрагироваться от других своих воззрений (например, религиозных, если они у него есть) и рассуждать так, как рассуждает Докинз.

"Бог как иллюзия" я читала уже раза 3 и прочту ещё. Во-первых, потому что книга мне нравится. Во-вторых, она наводит некоторый порядок в голове, особенно когда там царит полная разруха из-за несовместимости научного мировоззрения и мистических (оккультных, религиозных) взглядов. В-третьих, мои религиозные (христиане, по большей части) друзья и знакомые, прочитавшие её, реагировали именно тем образом, который лично для меня служит весомым указанием на значимость книги, - они её отрицали или игнорировали. Ну и т.д.

Но вот если спросить меня, что меня в данной книге потрясло больше всего, что больше всего запомнилось, я, пожалуй, перескажу одну историю оттуда. Она меня впечатляет до какого-то экзистенциального ужаса. Стиль мышления человека, в ней явленный, пробирает меня до печёнок даже не своей невозможностью, а тем, что так быть (с моей, конечно, точки зрения) просто не должно в нормальном мире. Что выбор, сделанный в ней человеком, это не выбор свободно мыслящего существа.

Не знаю, почему, но я вспомнила снова эту историю сегодня, а раз так, то решила ею поделиться. Кому интересно - добро пожаловать под кат. 

Читать )
piter_mood: (Default)
 Писать отзыв на такую нашумевшую книгу, дело неблагодарное. Все, кому было надо, с ней уже ознакомились и составили своё мнение. Лично я уважаю Докинза и как учёного, и как "самого известного атеиста". По крайней мере, у него очень логичная, последовательная и взвешенная позиция, о которой он не стесняется говорить и писать открыто. И учёный во мне находит в его книгах что-то очень близкое и созвучное, пожалуй, я даже скажу, что настоящий учёный должен уметь абстрагироваться от других своих воззрений (например, религиозных, если они у него есть) и рассуждать так, как рассуждает Докинз.

"Бог как иллюзия" я читала уже раза 3 и прочту ещё. Во-первых, потому что книга мне нравится. Во-вторых, она наводит некоторый порядок в голове, особенно когда там царит полная разруха из-за несовместимости научного мировоззрения и мистических (оккультных, религиозных) взглядов. В-третьих, мои религиозные (христиане, по большей части) друзья и знакомые, прочитавшие её, реагировали именно тем образом, который лично для меня служит весомым указанием на значимость книги, - они её отрицали или игнорировали. Ну и т.д.

Но вот если спросить меня, что меня в данной книге потрясло больше всего, что больше всего запомнилось, я, пожалуй, перескажу одну историю оттуда. Она меня впечатляет до какого-то экзистенциального ужаса. Стиль мышления человека, в ней явленный, пробирает меня до печёнок даже не своей невозможностью, а тем, что так быть (с моей, конечно, точки зрения) просто не должно в нормальном мире. Что выбор, сделанный в ней человеком, это не выбор свободно мыслящего существа.

Не знаю, почему, но я вспомнила снова эту историю сегодня, а раз так, то решила ею поделиться. Кому интересно - добро пожаловать под кат. 

Читать )
piter_mood: (Default)
 Стала сегодня перечитывать Ницше "Антихристианин" и поняла, что когда я читала его в первый раз, мне гораздо больше повезло с переводом. Полезла искать его и таки нашла. И вот именно в том переводе в самом начале книги есть кусочек, который исключительно близок мне по духу (в других версиях теряется какая-то внутренняя искорка, которая и придаёт магическую для меня силу именно этому фрагменту). Я понимаю, что вырываю цитату из контекста, речь в оригинале идёт о качествах, необходимых читателю Нищце, а для меня это чуть ли не манифест жизни (естественно, с какими-то нюансами).

"Необходима в делах духа честность и неподкупность, и необходимо закалиться в них, - иначе не выдержишь суровый накал моей страсти. Нужно свыкнуться с жизнью на вершинах гор, - чтобы глубоко под тобой разносилась жалкая болтовня о политике, об эгоизме народов. Нужно сделаться равнодушным и не задаваться вопросом о том, есть ли польза от истины, не окажется ли она роковой для тебя... Нужно, как то свойственно сильному, отдавать предпочтение вопросам, которые в наши дни никто не осмеливается ставить, необходимо мужество, чтобы вступать в область запретного; необходима предопределённость - к тому, чтобы существовать в лабиринте. И семикратный опыт одиночества. И новые уши для новой музыки. И новые глаза - способные разглядеть наиотдалённейшее. Новая совесть, чтобы расслышать истины, прежде немотствовавшие. И готовность вести своё дело в монументальном стиле - держать в узде энергию вдохновения... Почитать себя самого; любить себя самого; быть безусловно свободным в отношении себя самого."
piter_mood: (Default)
 Стала сегодня перечитывать Ницше "Антихристианин" и поняла, что когда я читала его в первый раз, мне гораздо больше повезло с переводом. Полезла искать его и таки нашла. И вот именно в том переводе в самом начале книги есть кусочек, который исключительно близок мне по духу (в других версиях теряется какая-то внутренняя искорка, которая и придаёт магическую для меня силу именно этому фрагменту). Я понимаю, что вырываю цитату из контекста, речь в оригинале идёт о качествах, необходимых читателю Нищце, а для меня это чуть ли не манифест жизни (естественно, с какими-то нюансами).

"Необходима в делах духа честность и неподкупность, и необходимо закалиться в них, - иначе не выдержишь суровый накал моей страсти. Нужно свыкнуться с жизнью на вершинах гор, - чтобы глубоко под тобой разносилась жалкая болтовня о политике, об эгоизме народов. Нужно сделаться равнодушным и не задаваться вопросом о том, есть ли польза от истины, не окажется ли она роковой для тебя... Нужно, как то свойственно сильному, отдавать предпочтение вопросам, которые в наши дни никто не осмеливается ставить, необходимо мужество, чтобы вступать в область запретного; необходима предопределённость - к тому, чтобы существовать в лабиринте. И семикратный опыт одиночества. И новые уши для новой музыки. И новые глаза - способные разглядеть наиотдалённейшее. Новая совесть, чтобы расслышать истины, прежде немотствовавшие. И готовность вести своё дело в монументальном стиле - держать в узде энергию вдохновения... Почитать себя самого; любить себя самого; быть безусловно свободным в отношении себя самого."
piter_mood: (Default)
"Ямвлик сел на камень; Юлиан у ног его. Учитель гладил его жёсткие чёрные волосы.
 - Грустно тебе?
 - Да.
 - Знаю. Ты ищешь и не находишь. Не имеешь силы сказать: Он есть, и не смеешь сказать: Его нет.
 - Как ты угадал, учитель?..
 - Бедный мальчик! Вот уже пятьдесят лет, как я стадаю той же болезнью. И буду страдать до смерти. Разве я больше знаю Его, чем ты? Разве я нашёл? Это - вечные муки деторождения. Перед ними все остальные муки - ничто. Люди думают, что страдают от голода, от жажды, от боли, от бедности: на самом деле, страдают они только от мысли, что, может быть, Его нет. Это - единственная скорбь мира. Кто дерзнёт сказать: Его нет, и кто знает, какую надо иметь силу, чтобы сказать: Он есть. <...>
 - Да, да... Мы все забыли Голос Отчий. Как дети, разлучённые с Отцом от колыбели, мы и слышим, и не узнаём его. Надо, чтобы всё умолкло в душе, все небесные и земные голоса. Тогда мы услышим Его... Пока сияет разум и как полуденное солнце озаряет душу, мы остаёмся сами в себе, не видим Бога. Но когда разум склоняется к закату, на душу нисходит восторг, как ночная роса... Злые не могут чувствовать восторга; только мудрый делается лирой, которая вся дрожит и звучит под рукою Бога. Откуда этот свет, озаряющий душу? - Не знаю. Он приходит внезапно, когда не ждёшь; его нельзя искать. Бог недалеко от нас. Надо приготовиться; надо быть спокойным и ждать, как ждут глаза, чтобы солнце взошло - устремилось, по выражению поэта, из тёмного Океана. Бог не приходит и не уходит. Он только является. Вот Он." (Д.Мережсковсктй "Смерть Богов. Юлиан Отступник")
piter_mood: (Default)
"Ямвлик сел на камень; Юлиан у ног его. Учитель гладил его жёсткие чёрные волосы.
 - Грустно тебе?
 - Да.
 - Знаю. Ты ищешь и не находишь. Не имеешь силы сказать: Он есть, и не смеешь сказать: Его нет.
 - Как ты угадал, учитель?..
 - Бедный мальчик! Вот уже пятьдесят лет, как я стадаю той же болезнью. И буду страдать до смерти. Разве я больше знаю Его, чем ты? Разве я нашёл? Это - вечные муки деторождения. Перед ними все остальные муки - ничто. Люди думают, что страдают от голода, от жажды, от боли, от бедности: на самом деле, страдают они только от мысли, что, может быть, Его нет. Это - единственная скорбь мира. Кто дерзнёт сказать: Его нет, и кто знает, какую надо иметь силу, чтобы сказать: Он есть. <...>
 - Да, да... Мы все забыли Голос Отчий. Как дети, разлучённые с Отцом от колыбели, мы и слышим, и не узнаём его. Надо, чтобы всё умолкло в душе, все небесные и земные голоса. Тогда мы услышим Его... Пока сияет разум и как полуденное солнце озаряет душу, мы остаёмся сами в себе, не видим Бога. Но когда разум склоняется к закату, на душу нисходит восторг, как ночная роса... Злые не могут чувствовать восторга; только мудрый делается лирой, которая вся дрожит и звучит под рукою Бога. Откуда этот свет, озаряющий душу? - Не знаю. Он приходит внезапно, когда не ждёшь; его нельзя искать. Бог недалеко от нас. Надо приготовиться; надо быть спокойным и ждать, как ждут глаза, чтобы солнце взошло - устремилось, по выражению поэта, из тёмного Океана. Бог не приходит и не уходит. Он только является. Вот Он." (Д.Мережсковсктй "Смерть Богов. Юлиан Отступник")
piter_mood: (Default)
Подарили мне эту книгу. Сама бы я её, наверно, не купила. Больше греческой мифологии я не люблю только египетскую. Да и надписи на книгах вроде "Интеллектуальный бестселлер. Читает весь мир" способны меня отпугнуть даже от самой потенциально интересной книги.
Я её даже прочитала. Не скажу, что книга мне понравилась. Скорее, никаких особых эмоций она не вызвала, поэтому даже удивительно, что я решила что-то о ней написать.

Повествование ведётся от первого лица, т.е. - от лица Зевса. Древний Бог,  якобы начав просыпаться от сна длиной в 2000 лет, делится своим, божественным, видением истории с момента сотворения мира и, примерно, до прихода эпохи Рыб. Рассказ о каких-то событиях (иногда очень непривычно трактуемых) перемежается некими размышлениями о человеческой жизни, больше похожими на старческое брюзжание. Что неудивительно, учитывая возраст автора, но как-то в моём личном восприятии с образом Громовержца данный факт не вяжется. По крайней мере, странно читать изречённые тоном всеведущего мудреца банальные вещи. Но, быть может, иногда и надо читать эти самые банальности, чтобы не забыть о них.

Как написал автор в предисловии: "Древние пантеоны всё ещё годятся для тех, кто пытается разгадать мир, в котором живёт, и понять в нём то, что возможно понять. В нашем веке, когда человеческий ум ищет пути между космосом и атомом, когда наука, выделяя мельчайшие частицы материи, искривляя время, выпуская на волю то, что удерживает вещи от распада, нагоняет на нас большую тревогу, я хотел напомнить, что боги, воздвигнутые перед вратами храмов. - не просто изображения. Они означают, что за этими вратами, среди обломков древнего знания, найдётся, быть может, несколько ответов на наши вопросы, несколько вех, чтобы разметить наши опасные пути, и перил, чтобы оградить их. Во всяком случае. это стоит того, чтобы толкнуть дверь.".

Собственно, после такого предисловия я и решила прочитать книгу целиком, благо с вышеприведённой цитатой я согласна полностью. Не скажу, что я многое вынесла для себя, но, с другой стороны, кое-что меня всё-таки зацепило.
В книге совершенно роскошные описания различных местностей, особенно Греции. Я там не была и никогда не хотела, но, после так нарисованных картин мне захотелось там побывать, да ещё и со сборником мифов в руках. Под катом - пример, достаточно большой, но очень поэтичный. И, специально для [livejournal.com profile] ifeya, я выбрала фрагмент про Египет. 

Египет, как его видит Зевс )
piter_mood: (Default)
Подарили мне эту книгу. Сама бы я её, наверно, не купила. Больше греческой мифологии я не люблю только египетскую. Да и надписи на книгах вроде "Интеллектуальный бестселлер. Читает весь мир" способны меня отпугнуть даже от самой потенциально интересной книги.
Я её даже прочитала. Не скажу, что книга мне понравилась. Скорее, никаких особых эмоций она не вызвала, поэтому даже удивительно, что я решила что-то о ней написать.

Повествование ведётся от первого лица, т.е. - от лица Зевса. Древний Бог,  якобы начав просыпаться от сна длиной в 2000 лет, делится своим, божественным, видением истории с момента сотворения мира и, примерно, до прихода эпохи Рыб. Рассказ о каких-то событиях (иногда очень непривычно трактуемых) перемежается некими размышлениями о человеческой жизни, больше похожими на старческое брюзжание. Что неудивительно, учитывая возраст автора, но как-то в моём личном восприятии с образом Громовержца данный факт не вяжется. По крайней мере, странно читать изречённые тоном всеведущего мудреца банальные вещи. Но, быть может, иногда и надо читать эти самые банальности, чтобы не забыть о них.

Как написал автор в предисловии: "Древние пантеоны всё ещё годятся для тех, кто пытается разгадать мир, в котором живёт, и понять в нём то, что возможно понять. В нашем веке, когда человеческий ум ищет пути между космосом и атомом, когда наука, выделяя мельчайшие частицы материи, искривляя время, выпуская на волю то, что удерживает вещи от распада, нагоняет на нас большую тревогу, я хотел напомнить, что боги, воздвигнутые перед вратами храмов. - не просто изображения. Они означают, что за этими вратами, среди обломков древнего знания, найдётся, быть может, несколько ответов на наши вопросы, несколько вех, чтобы разметить наши опасные пути, и перил, чтобы оградить их. Во всяком случае. это стоит того, чтобы толкнуть дверь.".

Собственно, после такого предисловия я и решила прочитать книгу целиком, благо с вышеприведённой цитатой я согласна полностью. Не скажу, что я многое вынесла для себя, но, с другой стороны, кое-что меня всё-таки зацепило.
В книге совершенно роскошные описания различных местностей, особенно Греции. Я там не была и никогда не хотела, но, после так нарисованных картин мне захотелось там побывать, да ещё и со сборником мифов в руках. Под катом - пример, достаточно большой, но очень поэтичный. И, специально для [livejournal.com profile] ifeya, я выбрала фрагмент про Египет. 

Египет, как его видит Зевс )
piter_mood: (Default)
"Cherubim - это множественное число. (В английском переводе Библии так и есть, в русском переводе херувим всего один. - Перев.) Однако в Книге Бытия (гл.3, стих 24) говорится об одном пламенном мече. Вероятно, поставки пламенных мечей были ограниченными." (К. Саган "Драконы Эдема")
piter_mood: (Default)
"Cherubim - это множественное число. (В английском переводе Библии так и есть, в русском переводе херувим всего один. - Перев.) Однако в Книге Бытия (гл.3, стих 24) говорится об одном пламенном мече. Вероятно, поставки пламенных мечей были ограниченными." (К. Саган "Драконы Эдема")

Profile

piter_mood: (Default)
piter_mood

December 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 01:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios